• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Интервью с авторами подкаста «Нейрочай»

Виктория Земляк и Владимир Михеев – авторы подкаста о нейронауках «Нейрочай» и студенты магистратуры по программе «Когнитивные науки». Ребята рассказали, зачем решили делать подкаст, почему важно рассказывать, чем занимаются ученые в стенах лабораторий, и при чем тут внутренний закон по Канту.

Интервью с авторами подкаста «Нейрочай»

Про нейронауки

— Почему вы решили делать подкаст?

Вика: Мы одногруппники, учимся на одном факультете. Можно сказать, что мы записываем подкаст по специальности.

Вова: Мы из других областей, другими вещами занимались. И нам самим очень интересно, потому что мы не успеваем по программе…

Вика: Это было лишнее!

Вова: Поэтому я придумал хитрый план, что мы сами пойдем к экспертам и у них спросим лично.

– Чем вам интересны нейронауки?

Вика: Космос и мозг — это две главные загадки человечества, если романтично это сформулировать. А я люблю загадки.

Вова: Как говорил Иммануил Кант: «Две вещи возбуждают мое воображение: бескрайнее небо надо мной, и внутренний закон во мне».

Вика: Мы изучаем «внутренний закон», поэтому гостей попроще найти для подкаста.

– И еще вы — стажеры-исследователи в лабораториях.

Вова: Я работаю в лаборатории по изучению зрительного внимания.

Вика: А я — в лаборатории нейроинтерфейсов. Нейроинтерфейс – это когда вы можете мысленно двигать предметы. Ты смотришь на экран и думаешь – было бы хорошо, если шарик передвинется вправо, а он раз – и двигается. Это не только развлекательная сфера, но еще и протезы, экзоскелеты.

– Есть еще варианты, как применить нейроинтерфесы в повседневной жизни?

Вова: Да полно — скажем, юзабилити. Вот вы заходите на сайт, ничего не понятно. А это критически важно, например, если это банковское приложение. Тогда нужно позвать юзабилити-специалиста, который знает, как у человека устроено внимание, память. И он разработает сайт таким образом, чтобы вам было приятнее и удобнее.

Вика: Что касается зрительного внимания, нейроинтерфейсы еще используются в нейромаркетинге.

Вова: Это нужно, чтобы понять, на что ваш пользователь обращает внимание. Допустим, смотрит он рекламу, или пропускает – обычно пропускает. А что нужно делать, чтобы не пропускал? Это и изучает нейромаркетинг. 
Вообще когнитивные науки возникли, когда военные поняли, что люди совершают огромное количество ошибок. Например, первое применение айтрекера было связано именно с созданием приборной доски для летчиков, чтобы пилоты не ошибались во время воздушного боя, когда нажимают на кнопки

Вика: Мы еще про болезни не сказали – это очень важно.

– Какие болезни?

Вова: Есть куча нейродегенеративных заболеваний, о которых, между прочим, у нас в стране вообще ничего не знают. Болезнь Паркинсона, например. Огромное количество людей в мире ею болеют, это очень опасное заболевание. Оно возникает из-за того, что у нас погибают нейроны, и до сих пор нет лекарства. И если человек знает, что заболевает, можно отсрочить болезнь.

Про подкаст

– Почему подкаст, а не видеоблог?

Вика: Подкаст проще, чем видеоблог.

Вова: Я к научпоп-видеблогам отношусь не очень. Нужно что-то показывать и делать все быстро: долгое видео смотреть очень сложно. А подкасты можно включить и делать что-нибудь свое.

Вика: На самом деле, месяц назад он говорил: «Давай вместо подкаста делать видеоблог».

– Вы сами слушаете подкасты? На какие ориентировались?

Вова: Подкасты бывают двух типов: когда кто-то один говорит и когда кто-то с кем-то разговаривает. У нас интервью. Соответственно, я и опирался на формат интервью: «Медуза», «Глаголев ФМ». Дудя смотрю. 
Когда ты не можешь уточнить, переспросить – это ад. Так устроены, например, лекции на «ПостНауке»: ученый 20 минут говорит в пустоту. У нас не так — ученый начинает: «Мы используем фотоплазматические детекторы, чтобы фиксировать…», и мы сразу: «Что-что, что это вообще?».

Сразу становится понятно, что слушателя не бросают в море, где он ничего не понимает.

– Расскажите о своем первом выпуске. Как выбирали тему?

Вова: Я первого гостя уже слушал, мне понравилось, что он говорит. Мы открыли его страницу на сайте Вышке, посмотрели публикации, и решили, что будем задавать вопросы по теме, в которой он разбирается.

Вика: Мы зовем только молодых ученых, младше 35 лет. Не хочется приглашать больших имен, потому что это будет не разговор, а: «О, великий, поделись с нами». А нам хотелось что-то душевное сделать.

– Ваши ожидания диалога оправдались?

Вика: Да, я вообще удивляюсь — каждый раз получается.

Вова: Во-первых, нам действительно рассказывают с нуля про какую-то тему, которую я, например, плохо знаю. Во-вторых, мы стараемся гостя вывести на откровенность. «Сколько ваш стартап зарабатывает?» – и он рассказывает.

Про науку

– Вы приглашаете молодых исследователей, и знаете, с какими сложностями они сталкиваются. Что вы посоветуете начинающим рисерчерам?

Вова: Мой совет – прыгать по тусовкам, чтобы знакомиться с людьми из разных мест. Когда ты много коллективов узнаешь, ты поймешь, где больше денег, где – меньше. Где больше науки, а где совсем ее нет.

Вика: Нужно подаваться на школы, гранты, олимпиады, пытаться отправлять статьи. Если будешь сидеть — ничего не получится.

– Почему вам кажется, что подкаст будут слушать? Почему это интересно?

Вова: Мы стараемся смотреть на прикладное значение того, что происходит в нейронауке. Если ты ученый или просто интересуешься наукой, и тебе не нравится, что все только в книжках, то ты можешь найти в нейронауках конкретное применение всему, чему хочешь.

Вика: Еще у нас есть рубрика, где ученые говорят всякие полезные вещи не совсем на тему науки, — как сделать стартап, как они начали собирать команду, какие статьи читали. В первом подкасте было много про жизнь за границей. То есть фишки, которые на лекции преподаватель не расскажет.

– Какие планы на будущее?

Вика: Пока у нас есть три эпизода, планируем записать 10 выпусков, то есть сезон. Это нереально трудно записывать, требует времени. Но хочешь что-то сделать хорошо – сделай сам.